Category: спорт

promo psilonsk february 12, 2015 18:07 17
Buy for 100 tokens
Ранее в сериале: История первая: договор Ариадны История вторая: лыжи, смоктульки и чаевые История третья: мертвец и розетка ​*** — Послушай, Леша, послушай меня, милый мой друг. Ты же менеджер проектов, так? Ты же не дебил, правильно? Я тебе на пальцах объясняю, а ты понять не можешь.…

Поколение ЯЯЯ

«Если ты хочешь продать семинар для менеджеров среднего звена, посвяти его тому, как справиться с молодыми сотрудниками, которые пишут по электронной почте напрямую гендиректору и сливаются с проекта, кажущегося им скучным.»

Джоэл Стейн (Штейн?), в общем, Joel Stein, написал неплохой текст про поколение "ЯЯЯ" (вот русская версия) Это все те, кому сейчас от 20 до 33, кто лайкает, инстаграммит, твитит и кто мэр ближайшей бензоколонки. Их еще называют "миллениалы" (от "миллениум").

Никаких революционных открытий автор не сделал, но некоторые моменты мне показались интересными с менеджерской точки зрения:

«Миллениалы используют свои коммуникационные преимущества, чтобы выбить для себя лучшие условия, и в работе с традиционными институциями. Гарри Стителер, 15 лет рекрутирующий новобранцев в армию США, искренне восторгается миллениалами:

«Когда я только начинал заниматься рекрутами, это было поколение, которому нужно было постоянно говорить, что делать. Но новое поколение понимает всё ещё до того, как ты открыл рот. Они на три-четыре шага впереди. Они приходят и говорят: я хочу сделать это, а потом я сделаю это, но хочу затем сделать и это».

Collapse )

Большая хоккейная шестерка? семерка? восьмерка?

swiss

Кто не любит хоккей, лучший вид спорта на планете Земля, тот может дальше не читать. )

Один из самых интересных спортивных проектов в мире - превращение нехоккейной страны, Швейцарии, в хоккейную. Проект идет уже лет пятнадцать и регулярно приносит свои плоды (канадцы и чехи могут это подтвердить). Отличный пример того, как трудолюбие, целеустремленность, хорошее управление и финансирование помогают добиваться успеха, даже мотиваторы никакие не нужны. Просто работа каждый день, строительство новых катков и развитие детского спорта.

Конечно, еще лет 10-15 швейцарцы не пройдут в плей-офф крупного соревнования дальше четвертьфинала, но не за горами и большие победы, вот увидите. Финны тоже 30 лет назад не считались опасным соперником.


Эффект снежной крепости

SnowFortressSurikov

Вот представьте – выходите вы во двор, а там зима еще не кончилась, прямо как сейчас. И снег свежий, мокрый такой, из него что хочешь вылепить можно, хоть снежную бабу, хоть новую жизнь.
А лет вам не тридцать с лишним, а восемь. И, стало быть, на дворе совсем не этот год, а, скажем, первая половина восьмидесятых прошлого века (дожили тоже, «прошлого века»). Ну, или когда там вам восемь было, я уж не знаю.
И выходят на улицу друзья ваши, да не такие, с которыми вы сейчас по стриптиз-клубам мотаетесь и водку пьете, а те, которые тогда были, когда вам восемь, которые, как казалось, верные и навсегда (хе-хе).
А педофилы и маньяки во двор не выходят, нечего им там делать, детям можно спокойно гулять.

И вдруг приходит в голову кому-то, может и вам, очевидная идея: «А давайте в снежки играть!».
«А давай! Точняк!», – кричат остальные. Мгновенно все разделились на две команды, и летят снежки, и время тоже летит.

Collapse )

Сила несдвигаемости

deadline 1

Проект подготовки к Олимпиаде в Сочи – отличный пример того, какие чудеса способны совершать команды, если перед ними жесткий, не сдвигаемый ни при каких условиях deadline. Даже вороватые и ленивые, хоть и воруют и ленятся, а делают. 

Новогодний аромат подвала

Сегодня провел последний в этом году тренинг, только домой пришел. Сложная, но очень интересная группа, много глубоких вопросов, ребята молодцы. Подкинули прекрасную тему поста, хотел написать сегодня, но потом понял, что сил хватит только на пост про новый год. А про серьезное – завтра или послезавтра.

Что самое важное в новогодних праздниках? Конечно, елка (даже мандарины идут на втором месте).
Когда я был маленький, елка у нас была искусственная, советская (это можно было не писать, какая она в те времена могла еще быть?). Она весь год хранилась в кладовке, в темном подвале среди картошки, велосипедов и лыж. Подвал был, хоть и в многоэтажном доме, но самый настоящий. За одиннадцать месяцев елка так пропитывалась этими подвальными запахами, этим неистребимым ароматом мышей и сырости, что вытравить его нельзя было никакими проветриваниями, хвойными экстрактами и прочими ухищрениями. И вот представьте, стоит эта елка в квартире, источает ароматы подвала, а сама веселая такая, нарядная, в шариках и мишуре, на верхушке звезда красная, огоньки мерцают...
С тех пор для меня этот подвальный запах стойко ассоциируется с елкой и новым годом (говорю же, даже мандарины на втором месте). В общем, детские воспоминания с нами на всю жизнь. ))

Так вот. Каждый год на елку я покупаю как минимум одну новую игрушку (верный способ создать новогоднее настроение!).

Collapse )

А вы готовитесь уже? Я понимаю, конец года, дебиторка-кредиторка, успеть подписать акты по сдаче результатов проекта добродушному от коньяка клиенту, успеть развезти кучу заказов, поздравить партнеров своим корпоративным календарем и ежедневником, ну, все дела.
Но елку-то дома нарядили?

Непридуманные истории об управлении проектами. История вторая: лыжи, смоктульки и чаевые

Первая история про менеджера проектов Лешу Шрудкина тут.


Картинка отсюда.

***
Их было трое в кафе в последний день осени, выпавший на пятницу. Шрудкин и Пастухов энергично жевали бизнес-ланч, а Кокошкина, их коллега и бесспорное украшение любой компании, задумчиво покусывала коктейльную соломинку.

– Скучно. Давайте истории рассказывать, – вдруг сказала она.
Последнее время это была у них любимая игра во время обеда – у каждого менеджера проектов есть целый вагон экзотических историй из практики, и сравниться в этом с ними могут, наверное, только врачи.
– Ты хоть прожевать нам дай, – попросил Шрудкин.
– Все-то у Олесеньки развлечения на уме, – возмутился Пастухов, – Поесть не дает усталым мужикам.

– Ладно, сказала Кокошкина. – Я предложила, я и начну. Но у меня история коротенькая, так что жуйте интенсивнее. Так вот. В конторе, где я работала, генеральный директор очень любил горные лыжи. И еще у него была одна черта – был он патологически жадным. И был у него джип – Лексус, кажется. И узнал он, что в Питере на сервисе масло по акции поменять можно на двадцать процентов дешевле, чем в Москве. Сел он в машину и поехал в Питер...

– Не перестаю людям удивляться, – хмыкнул Пастухов.

– Ты дальше слушай. Приехал он, поменял масло, едет обратно. Ну и долбанулся в фуру на повороте. Хорошо еще не сильно, без жертв. Машину разбил, а у самого только нога сломана. А у него через две недели запланирована была поездка в Швейцарию, на лыжах кататься. Вся компания ходит и думает – перепродаст он путевку или просто сдаст. Даже пари заключали. И знаете что? Посчитал наш генеральный, сколько денег он потеряет, если от путевки откажется. Подумал-подумал. И… поехал! На одной ноге человек катался, вторую поджимал. Он потом фотки показывал, как он зажигал не по-детски на детских склонах. Правда, у него из-за этого что-то там сместилось, и по возвращению пришлось операцию делать. В платной клинике.

– Во, настоящий мужик! – сквозь смех сказал Пастухов.  
– Небольшая совсем контора была, да? – поинтересовался Шрудкин.
– Ну, не самая маленькая, средняя. Человек сто работало. «Дочка» углеводородного гиганта, кстати.
– А, ну понятно...

– Раз уж пошла речь про жадность, – сказал Пастухов, – У меня тоже есть одна история. Работал я в системном интеграторе, поехали мы на большую выставку, на Украину.  А директор у нас тоже был тот еще перец, один из собственников фирмы. В общем, приехали мы туда, киевский офис все подготовил, началась выставка. В последний момент спохватились, что забыли для важных посетителей конфет купить. Мелочь, вроде, а неприятно. Ну, одна девочка, менеджер из местных, сбегала в магазин, купила «Вечернего Киева» коробок десять, деньги в бюджете выставки на это были заложены. Директор как увидел это дело, так впал в запредельно дикую ярость. Мы, говорит, не шоколадом людей сюда пришли кормить. Чтоб, говорит, больше никаких шоколадок, они дорогие. Вон, леденцов купите. Ему робко возражают, что, дескать, не такие уж и дорогие конфеты эти, бюджет есть, приличным людям к чаю предложить нечего, да и Украина это, тут вообще так положено. Нет, кричит директор, запрещаю шоколадки, а стоимость уже купленных вычтем из зарплаты вашей. И под всхлипывания обиженной девочки сам пошел в магазин и купил шесть килограммов самых дешевых леденцов, на Украине их называют «смоктульки». И когда приходили старые клиенты, или вообще какие-то приличные денежные люди, он им торжественно вручал парочку этих смоктулек, говоря, что сосание исключительно полезно для мозговой деятельности. Люди смотрели на него странно, общение как-то не клеилось. Уж не знаю, почему.  В конце выставки генеральный заставил все конфеты пересыпать в пакетики и с собой забрать. И каждый раз, приезжая в киевский офис, смотрел, есть ли еще те смоктульки. Так что киевляне не могли их выбросить сразу, по килограмму в месяц выбрасывали. А партнеры ему эти смоктульки потом еще пару лет вспоминали.    

– Это потому, что он собственник, – отсмеявшись, предположила Кокошкина, – Собственники на все под другим углом смотрят.
– Нет, это потому, что он мудак, – покачал головой Пастухов, – Хотя, конечно, у мудаков тоже все под своим углом.

– Ну, теперь моя очередь, – сказал Шрудкин и сделал большой глоток чая. – Про жадность – так про жадность. Хотя, если разобраться, наши истории не про жадность. Они просто про жизнь. А уж кто какие выводы из них делает, это уж…
– Зато весело, – сказала Кокошкина.
– Ладно, слушайте. Работал я в консалтинге, в западной фирме.  Директор был тоже из собственников. Сам русский, но лет тридцать прожил в Австралии, где и организовал эту компанию. А российским филиалом руководил, видимо, из каких-то ностальгических соображений. Зато был он гениальным продажником, через пять минут общения с ним даже самые упертые клиенты начинали испытывать беспокойство, что они еще ничего у него не купили. Сам же он больше всего любил водить нас в рестораны, считая, что это лучший способ сплотить команду. Там мы должны были делать ему тонкие умные комплименты (грубая лесть его не интересовала), а он – благосклонно их принимать. Все ненавидели эти походы, но терпели. Так вот, пошли мы как-то в ресторан с партнерами. Ресторан хороший, обслуживание идеальное, посидели, обсудили вопросы сотрудничества, счет немаленький. Один из новых консультантов совершил недальновидный поступок, сказав, что не пьет вино и заказав виски. Пара партнеров тоже последовала его примеру. Директор наш ничего не сказал, но одарил молодого консультанта недобрым взглядом. Счет оплачивал директор, чаевые тоже.
И вот, спустя пару дней, иду я к генеральному в кабинет, рассказывать, как там у меня с проектом дела обстоят. Прохожу мимо секретарши, смотрю – что-то не так с девочкой. Анечка, говорю, что случилось? Неужели тебя опять заставили кафельную плитку из Милана в Париж переправлять? А у директора хобби было – он по всему миру квартиры покупал и все время в них ремонт делал. Да нет, отвечает, это я уже вчера сделала. Только не плитку, а четыре унитаза из Торонто в Питер, так дешевле на сто долларов получается, чем если их просто в Питере купить. Но тут… Вы ж вчера ходили в ресторан? Во-первых, у новенького из зарплаты стоимость всего виски вычтут, чтобы не высовывался. Во-вторых… Он мне сказал, что проснулся сегодня и решил, что чаевых слишком много дал позавчера. Не чувствует он, что такую сумму они заслужили. Так что теперь я должна пойти и половину чаевых вернуть. Я в шоке и не знаю, что теперь делать. Леша, хелп!
Я задумался – случай непростой. Ты, говорю, не бойся. Успокойся, кофейку выпей. Ты рассуждай так – это не я, милая девушка Аня, иду требовать половину чаевых, уплаченных в ресторане два дня назад. Это сотрудник компании, Анна Евгеньевна, идет выполнять неприятное, но важное поручение. Если легче будет, представь, что ты просто робот. Какие у робота чувства? У него только две команды – получить деньги и вернуться. Как абстрагируешься от ситуации и поймешь, что все происходит не с тобой, так сразу и получится… Я так к зубному хожу.

Леша сделал паузу и глотнул чайку.

– Ну? – нетерпеливо спросил Пастухов, – Вернула?    
– Вернула, – улыбнулся Леша, – Потом еще поблагодарила за совет. Сказала, что всю дорогу представляла, что она – робот.
– Девушки и не на такое способны, – заявила Кокошкина, – Девушки – это супергерои. А где она сейчас?
– А сейчас она директор по маркетингу в рекламном агентстве. Говорит, что работа на того человека, при всех странностях и ужасах, дала ей больше, чем все остальные работы вместе взятые.
– Весь опыт нам дается не просто так, – философски заметил Пастухов.
– Да уж, – согласился Леша. – На этой глубокой мысли предлагаю вернуться к получению этого опыта. – У меня еще два звонка с Нью-Йорком.
– А у меня управляющий комитет через полчаса, – сказала Кокошкина.  
– И встреча со спонсором еще, – вздохнул Пастухов.

Леша попросил счет, и все молча смотрели, как снег за окном сменился дождем, и машины ползли по улице медленно-медленно.