?

Log in

No account? Create an account

psilonsk


Блог об управлении проектами


Previous Entry Share Next Entry
Задачка-водокачка № 3
psilonsk
Вы – менеджер крупного образовательного проекта. Его цель – возрождение в России качественного школьного образования. Для этого инвестор проекта, влиятельный западный бизнесмен, в прошлом – ваш  соотечественник, планирует создать в каждом регионе страны уникальную среднеобразовательную школу. Первая школа появится в одной из центральных областей страны, как раз в том городе, откуда вы сами родом. Вы уже давно живете в столице, но вам приятно, что вы руководите столь значимым для вашего родного города проектом.

С одной стороны, это чисто коммерческий проект, ориентированный на состоятельных людей, которым важно хорошее образование своих детей. Для них обучение ребенка в школе будет фантастически дорогим, но и столь же фантастически качественным, при этом богатым, но бездарным, в школу попасть будет невозможно. С другой стороны, инвестор, весьма немолодой уже человек, – выходец из российской провинции, из неблагополучной семьи, и всего в жизни добившийся самостоятельно. Поэтому он планирует четверть мест в школе предоставлять бесплатно талантливым детям из малообеспеченных семей, проводя при этом их тщательный отбор (чтобы в школе учлись только действительно талантливые дети и чтобы богатые не притворились бедными и не пролезли в школу бесплатно).

Вам как менеджеру необходимо запустить этот проект к началу учебного года и затем передать его постоянному управляющему. У вас отличная команда, вы грамотно управляете проектом, и, хотя школа еще не открыта, уже началась запись учеников. До первого сентября остается еще 10 месяцев, и у вас прекрасные шансы все успеть вовремя, но тут начинаются проблемы.


И главная из них – бюджет. Внезапно выясняяется, что инвестор не сможет некоторое время выделять деньги в бюджет этого проекта, поскольку другой его проект (шоколадная фабрика в Латинской Америке) требует срочных денежных вливаний. Инвестор в последнем разговоре очень нервничал и торопился, было видно, что ему не до вашего проекта. В конце разговора он сказал, что просит вас подумать, нельзя ли найти какой-то выход из этой ситуации и отыскать-таки деньги. Он пока не может приехать в Россию и полностью доверяет вам, позволяя принять любое решение по проекту, в том числе – о его остановке или даже закрытии. «Бизнес есть бизнес, лучше потерять немного и сейчас, чем получить большие проблемы потом», – говорит он и вешает трубку.

Проект очень важен для вас – это новая ступень карьерного и профессионального роста. Да и бросать все на полпути, как вам кажется, уже поздно, ведь проект на финишной прямой. Но вы не олигарх, вы простой наемный менеджер, у вас нет знакомых, которые готовы вложиться в этот проект. А деньги надо найти в течение двух-трех месяцев, иначе придется заниматься любимым проектным делом – отказываться от части запланированных функций. Никакого сомнения нет, что первыми пострадают малоимущие школьники – вы не сможете взять ни одного. При этом уже есть потрясающе талантливые дети, которых ваша школа просто спасет и даст настоящий шанс. Кроме того, придется отказаться от бассейна в школе, хорошего тренажерного зала и еще нескольких подобных объектов, сильно урезать расходы по ремонту, сократить число занятий по дополнительным дисциплинам, уволить несколько учителей. Это, конечно, отразится на восприятии результатов проекта будущим клиентам.

У вас есть на горизонте хороший вариант по решению проблемы – крупный западный фонд, который готов помочь вам и перечислить 42 млн. рублей. Этот фонд нашел ваш инвестор, и полгода назад вы даже несколько раз летали в красивую европейскую страну на переговоры о предоставлении денег. К сожалению, процедура затягивается – фонд требует все новых и новых доказательств того, что малоимущим детям будут предоставлены в школе те же условия, что и остальным. Проверки документов, переговоры и прочие формальности затянулись. В последнем разговоре с представителями фонда стало ясно, что, деньги будут предоставлены, но не раньше, чем к следующему учебному году, что вас не устраивает. 

Вы встречаетесь за кружечкой пива со старым товарищем, с которым еще в школу вместе ходили, и делитесь с ним своими проблемами. Как ни странно, товарищ говорит, что деньги можно попробовать найти и просит подождать пару дней.

Через три дня около вашего офиса останавливается дорогая иномарка. Из нее выходит невысокий человек в сопровождении охранника. Вы узнаете этого человека – это ваш одноклассник Андрей Емельянов. Когда-то вы были дружны, но потом ваши пути разошлись – вы уехали учиться в МГУ, а Андрей уехал отбывать срок за торговлю наркотиками. Вы не встречались с тех пор, но слышали, что Андрей все в том же бизнесе – его люди продают наркотики в местных школах, ПТУ и училищах. Также у него есть и другие криминальные источники дохода.

Андрей сразу объяснил причину своего визита – он узнал от общего знакомого о ваших трудностях и хочет помочь вашему проекту, перечислив в его бюджет 24 млн. рублей. Это очень хорошая сумма, она гарантированно покроет все расходы проекта и решит проблемы. Что самое важное, вы точно сможете взять всех малоимущих на бесплатные места. Вы аккуратно интересуетесь источником происхождения денег, на что Андрей спокойно отвечает, что все деньги получены от продажи наркотиков тинейджерам. Но добавляет, что проект получит только «чистые» деньги из легального источника, так что все будет абсолютно законно. На ваш вопрос зачем ему это, Андрей с улыбкой говорит, что он хочет расплатиться с самим собой за прошлые грехи и помочь бедным детям. Кроме того, Андрей сообщил, что собирается войти в совет директоров крупной строительной компании, и участие в таком благом деле, каковым является образовательный проект, зачтется ему как входной билет (или его часть).

Андрей добавил, что он человек серьезный, слов на ветер не бросает и выдвинул следующие условия: на принятие решения у вас есть ровно два дня и ни минутой больше. Андрей сказал, что, если вы откажетесь от предложения, то он не будет вас никак «наказывать», вам ничего не грозит.

После этого он уехал, а вы побежали звонить инвестору. Инвестор, все еще погруженный в проблемы шоколадной фабрики, оставил решение за вами.

Как вы поступите?

А. Я, конечно же, возьму деньги у Андрея.

В. Я, конечно же, не возьму денег у Андрея.


Вариантов, как вы видите, всего два. Так что требуется дать развернутый ответ.




Комментарии скрыты до вечера среды (примерно).

Приветствуются репосты, лайки, ретвиты, g-плюсы и прочее.


promo psilonsk february 12, 2015 18:07 17
Buy for 100 tokens
Ранее в сериале: История первая: договор Ариадны История вторая: лыжи, смоктульки и чаевые История третья: мертвец и розетка ​*** — Послушай, Леша, послушай меня, милый мой друг. Ты же менеджер проектов, так? Ты же не дебил, правильно? Я тебе на пальцах объясняю, а ты понять не можешь.…

  • 1
Ответ на вопрос лежит гораздо больше в плоскости морально-этической (а возможно и уголовно-процессуальной), чем в плоскости управления проектами. Но ситуация, конечно же, имеет право быть в реальной жизни.
По совокупности вводных я бы принял решение не брать денег (ответ: "В. Я, конечно же, не возьму денег у Андрея").
Правильное решение, на мой взгляд, в том что РП не имеет права принимать решение о привлечении средств криминала. Следует сосредоточится на выстраивании коммуникаций с фондом для того чтобы фонд хотя-бы частично инвестировал в проект. Возможно, закрепить условия, по которым интересы детей из малообеспеченных семей будут учтены в реализуемой системе в обязательном порядке.

А
На инвестора в текущем году надеяться бессмысленно, даже если позже он решит проблемы с шоколадной фабрикой, уже не успеют построиться бассейн, тренажерка и прочее, ремонт загублен. То есть отметаем вариант ожидания погоды от инвестора.

Западный фонд вводит нас в замкнутый круг - нет денег => не можем принять необеспеченных детей, а нет бедных детей => нет денег от фонда. Если ужаться и принять необеспеченных, то мы станем стандартной школой для одаренных бедняков с советским ремонтом и недостатком учителей. Репутация загублена, богатые родители к нам уже не придут.

Риск принятия денег от авторитета, казалось бы, состоит в репутационных потерях. Но :
"- Как, вы взяли деньги у того уголовника???
- Ну что вы, средства получены от члена совета директоров крупной строительной фирмы."
Деньги придут из легальных источников, как они заработаны факт достаточно отвлеченный.
Полагаю, что связь Андрея с наркотиками недоказуема, а уголовные дела при нашей судебной системе достаточно терпимые прегрешения, президент Украины, например, дважды судим. Но даже в крайнем случае шумихи, через год мы сможем вернуть все деньги Андрею за счет западного фонда и полностью от него откреститься "Мы ничего не знали, но раз он такой неприличный человек, нам не нужно ни копейки от его грязных денег". Итого андрей в тюрьме, а мы принципиальная школа.

Получается только вариант принять деньги андрея сохраняет возможность завершения проекта, все остальные его хоронят.

Я, конечно же, не возьму денег у Андрея.
В таком деле, как организация подобной школы, связываться с подобными инвесторами недопустимо. Этого шила в мешке не утаить. Вылезет так или иначе - через родителей, например. Предполагается, что большинство родителей в бизнесе, и стало быть, Андрея наверняка знают.
Да, к тому моменту когда это всплывёт, проект уже может быть запущен и работать идеально - со спортзалом и малоимущими детьми. Но моя деловая репутация менеджера погибнет. Западный фонд, опять же, воспользуется случаем и сольётся.
В конце концов, у меня есть ещё пара месяцев. Я буду искать других инвесторов.

Награда от сотрудничества: -проект запуститься во время и по плану. Риски от сотрудничества: -местные узнают происхождение денег, жди расследований в прессе, а соответственно и "черный ПиАр" и отношение к школе; -начнутся продажи наркотиков в школе, ведь "золотая молодежь" это лучшие клиенты диллера (велика вероятнлсть, что это и есть его настоящая цель). По-моему, вариант один - отказаться, хотя и желание запустить проект со всеми задумками велико, но риски...

Если я приму деньги у Андрея, то проект скорее всего будет закончен успешно и вовремя.
Но тут я нахожу три существенных риска:
1. Риск для будущего школ: деньги из криминальных источников, да еще завязанных с торговлей наркотиками среди молодёжи. Такие вещи очень легко всплывают на поверхность в результате какой-нибудь подковерной возни и очень больно бьют по престижу, и, как следствие, по бюджету заведения.
2. Тот же риск для меня как для специалиста. Не очень хочется, чтобы тебя ассоциировали с каким-либо криминалом.
3. Риск для меня в личностном плане. И это уже даже не риск, а данность. Я совершенно точно знаю по личному опыту, что с подобными людьми нельзя вступать ни в какие коммерческие отношения, и, тем более, позволять втягивать себя в ситуацию, когда ты становишься им должен. А должен будешь ты лично. Не западный бизнесмен, не образовательный проект, а именно ты лично. Со всей вытекающей нервотрёпкой и предложениями, от которых нельзя отказаться.
Если я не приму деньги, весьма вероятен риск безуспешного окончания проекта.
Короче, один риск против трёх. При том, что риск провала проекта не является стопроцентным. Мой ответ - В.

Однозначно B.
Помимо морально-этических аспектов:
1. если взять, то что можно будет сделать, когда через пару месяцев после открытия школы продавцы Андрея прийдут в неё продавать наркотики? А ведь такая школа для них клондайк и вложенные им деньги очень быстро отобьются. Так что это не расплата за прошлые грехи будет, а, скорее, выгодное вложение денег.
2. он собирается заявить о перечислении денег публично, так как хочет войти в совет директоров - это может плохо повлиять на репутацию школы и отпугнуть многих родителей (кроме тех, кто тоже в "теме")
3. скорее всего, через какое-то время, он будет приходить и заставлять брать в школу детей своих знакомых, а отказать такому человеку очень сложно))
В общем, ничего хорошего с таким инвестором не получится. Лучше или подождать год, пока фонд даст денег, и обойтись урезанными функциями, или искать других инвесторов (банки или государство).

Что мне видится, так то, что к управлению проектами это имеет наименьшее отношение. Много лирики. Наркотики детям, школа закроется. Дети будут плакать.
Решение тут можно и нужно принимать только субъективное.
Что касается меня, так деньги не пахнут.
Это с одной стороны.
С другой, школа построена на сомнительные деньги - не факт, что обречена на успех. Возможно, в ней и будут учиться только малоимущие. А вот за это и спросят потом)))
Короче. Субъективно. А для этого мало вводных.

B
Хотя решение принять деньги сейчас было бы тактически оправданным (решились бы текущие вопросы), стратегически только минусы. Нет никаких гарантий, что мотивы Андрея не изменятся в будущем и он не захочет воспользоваться сетью школ в корыстных целях. Что будет противоречить самим целям создания системы.
Поскольку нет жесткого условия, что если не примем эти деньги, то проект точно закрывается, вполне возможное решение - искать другие источники. Мир клином на Андрее не сошёлся.

Я, конечно же, не возьму денег у Андрея.

Любых дел с любым криминалом лучше не иметь никогда - система координат там другая, и, соответственно, правила игры. Репутационные риски для проекта видятся мне огромными.
Если есть хоть какая-то альтернатива, нужно использовать ее. А она есть.
Сумма не так велика, ее можно успеть отыскать за несколько месяцев в других источниках.

Здравствуйте, я на новенького в вашем журнале :) Но я не ПМ, а только учусь.
Сначала я решила, что вопрос только в морально-этической составляющей. И первой реакцией деньги было взять, ведь то, что кто-то принимал наркотики, уже не исправишь, а малоимущим детям реально можно помочь.
Но потом я подумала, что остальные будут задаваться таким же вопросом, ведь если я и в другом городе слышала про Андрея, то уж в родном точно все знают каким способом заработаны деньги, хоть в бумагах и будет обозначен "чистый" источник дохода. Т.е. есть риск с самого начала присвоить школе плохую репутацию. А значит те, кто хочет своим детям дать хорошее образование, уже не будут рассматривать ее как вариант, зачем зря рисковать за свои же деньги. А так как проект коммерческий, то цель достигнута не будет - богатые не пойдут и платить не будут, а тогда и бедных взять уже не получится. В общем, денег на конкретно этот проект я бы у Андрея не взяла.

B. Я, конечно же, не возьму денег у Андрея.

черт, если бы денег давали инопланетяне это было бы безопаснее :)


Ответ В.

Репутация очень важна для такого проекта. И брать под него "грязные деньги" - неправильное решение.

спасибо за задачку.

нет, конечно не возьму. а ешё поставлю в известность соответствующие органы, отправив семью в далёкие страны.

Нет, я не буду брать денег у Андрея. Подозреваю, что в этой истории присутствуют подводные камни, которых сейчас не видно, а потом они вылезут боком в неожиданный момент. Репутационные риски слишком высоки: школа, построенная на деньги от продажи наркотиков детям - неприлично вкусная еда для журналистов. Учитывая социальный статус разъяренных родителей, работать в родном городе я больше не смогу. Срок в два дня выглядит нехорошим давлением - почему именно два? Не для того ли, чтобы я, измученная поисками, махнула рукой и пошла на этот сомнительный вариант, не обдумав его как следует и не имея возможности проверить его безопасность?

Не совсем понятно про "финишную прямую". Откуда "финиш", если даже здание школы еще не достроено? Ни зала, ни бассейна, ни ремонта... возможно, инвестор прав и лучше подождать один год и сделать все по уму. В конце концов, в школе учатся десять лет и переводиться из одной в другую можно в любой момент, было бы желание. Затянувшаяся стройка - тоже плохо для репутации, но даже близко не так.

И еще один вариант - а не найдется более приличных инвесторов среди заинтересованных богатых родителей, уже настроившихся хорошо пристроить любимое чадо в элитную школу?

вариант B. Я, конечно же, не возьму денег у Андрея.

Тому несколько взаимодополняющих причин.
1. Очень сильно растут риски изменения содержания проекта, так как цели Андрея неясны и полагаться на его слова - однозначно не стоит. Скорее всего, этот проект ему нужен либо для предвыборной кампании, либо для выхода в новый сегмент рынка его товара (элитные школы).
а. Политические риски недостижения целей проекта значительно возрастают, так как проект, скорее всего, будет использован в предвыборной кампании Андрея. Притом, как самим Андреем, так и его противниками, что, по-факту, приводит к ситуации, когда мы не можем управлять результатом проекта.
б. Во втором случае, мы так же рискуем идеально выполнить проект по содержанию и срокам, но получить крайне неоднозначные результаты проекта, освещенные соответствующим образом в прессе.
2. Не хочешь больших проблем, своди контакты с опасными людьми до минимума. Что будет, если, например, Андрей заподозрит нас в растрате и начнет решать эту проблему привычными методами? У нас нет каких-то действенных способов противодействия полукриминальным и криминальным методам воздействия.
3. Экологичность - даже если все пройдет гладко - на всю жизнь останутся сомнения в верности своего решения.

С моей точки зрения, нужно отказывать Андрею - подключать творческий поиск источников финансирования (родители, госструктуры и т.п.) но если это не принесет никакого результата, урезать содержание - пусть без бассейна, некоторых учителей и талантливых, но бедных учеников - но проект все же состоится. Там более спонсор проекта показал снижение заинтрерсованности в проекте.

А я не знаю...
Но мне кажется, что бандитские деньги еще отольются в будущем скандалами. В результате решив сиюминутные проблемы мы в будущем можем получить много проблем с репутацией учебного заведения. А раз учебное заведение планируется как элитное, то скандалы для него недопустимы.
Поэтому нет.

Деньги возьму.
Не уйдут они в мой проект – уйдут в другой.
Моральные составляющие отмету в стороны. Андрей все равно вылезет во власть, а наркотики в школах будут продаваться независимо от того, даст он деньги или нет.

Мой ответ "В"

Я, конечно же, не возьму денег у Андрея.

Андрей - подонок, поэтому ни одному его слову верить нельзя и дел с ним ни каких иметь нельзя. Будет только хуже, а в самом худшем случае и он еще и за решетку с собой потянет. Поэтому "В".

Пиар друзей 1. Задачка-водокачка № 3

Пользователь mgsupgs сослался на вашу запись в записи «Пиар друзей 1. Задачка-водокачка № 3» в контексте: [...] Оригинал взят у в Задачка-водокачка № 3 [...]

Вариант А.
Потому что вот они деньги, на которые можно сделать счастливыми детей. Здесь и сейчас.Ну а Андрею плюс в карму. И то что ему это аукнется в бизнесе тоже плюс.

я, конечно же, возьму деньги. деньги идут из легального источника. без него проект, вероятно, в этом году невозможен. из условий задачи не следует, что у меня возникают какие бы то ни было обязательства перед андреем. сообщая андрею о своём решении, я подчеркну, что беру деньги без каких бы то ни было неформальных обязательств перед ним. (кроме обязательства принять пожертвование - если деньги даются в форме пожервования, или обязательства вернуть долг - если деньги даются в долг; не моего личного, а проектного обязательства).

Если речь идёт о том, можно ли заканчивать проекта на деньги, которые кто-то в силу своего вывиха мозга считает "грязными" (бред какой), то конечно, проект надо заканчивать, деньги брать.

Если речь идёт о том, что бы иметь или не иметь дело с наркоторговцами - с ними дела иметь однозначно не стоит. Лично я считаю, что наркотики должны быть легализованы, поэтому для меня не существует проблемы "грязных наркоманских" денег. Но иметь дело с человеком, который заявляет, что он не будет меня наказывать, зато, что я не соглашусь на его предложение (о котором, я его не просил) - не стоит. Вы смотрели фильм "Клерки"? Там есть эпизод про "философию кровельщика". Думаю, тут будет уместно им воспользоваться. А то завтра он вообразит, что деньги не в школу инвестировал, а лично мне занял, а потом скажет, что без процентов - это шутка. Конечно, такого не бывает. И раз уж я не могу вернуть долг - что ж, бери продавай в школе наркоту. Ну его в жопу, короче.

Благими намерениями вымощена дорога в ад

Будучи менеджером, я принимаю решение — конечно же, не брать денег у Андрея.
Во-первых, Андрей не может быть рассмотрен в качестве инвестора. Речь идет об его криминальном прошлом (и, вероятно, настоящем; уже фраза про "наказание" — показательна). Деятельность (продажа наркотиков тинейджерам) во многом характеризует Андрея, в том числе, как человека, которому нельзя доверять, а также, как человека, сотрудничество с которым может привести к крайне нежелательным последствиям.
Во-вторых, проект по созданию уникальных школ в разных регионах страны, в первую очередь — коммерческий. А значит факт, что в одной из школ талантливые дети из малоимущих семей смогут начать обучение на год позже — не так важен.

PS : Заголовок — комментарий к другому варианту ответа.

А. Я, конечно же, возьму деньги у Андрея.

Не вижу причин отказываться и давать развернутый ответ, но попробую.
1. Если смотреть с моральной точки зрения, то все делают ошибки, и, раз он не в тюрьме, то кто я такой чтобы его судить, в этом обществе я выполняю другие задачи.
2. Если есть подозрения, что он это делает ради "темных делишек в школе", то задача недопустить подобное в школе стоит перед постоянным управляющим. Тем более инвестор подобных условий не ставит - подозревать причин нет.
3. Возможно ли снижение репутации учебного заведения в связи с плохой репутацией инвестора? Возможны некие "слухи" перед первым набором - качественное обучение в первый же год станет важнее любых домыслов. + большой капитал в России всегда пораждает слухи о его нелегальности, так что подобные слухи грозят в любом случае, даже при участии только одного первого инвестора.

Вообщем все доводы в пользу "не брать деньги" базируются на домыслах. Подозрениями и домыслами занимаются другие люди, каждый должен заниматься своим делом.

Возьму, если человек гарантированно исправился и никакой наркоты в школе.
Если есть хоть малейшие подозрения, что это не так, то нет.
Есть вариант, что фонд потом денег не даст, когда узнает, кто школу профинансировал.

Edited at 2013-03-13 01:35 pm (UTC)

Комментарий 1 из 2

Как и в предыдущих случаях, оценивать задачу необходимо исходя из данных условий и пренебрегая додумками и личными ощущениями.

Задача: запустить проект к началу учебного года и затем передать его постоянному управляющему.
Это — единственная задача, которая стоит перед менеджером. Все остальное — задачи управляющего и инвесторов.

Не смотря на то, что решение уже очевидно, рассмотрим риски каждого из возможных, чтобы лишний раз убедиться в правильности выбранного.

Риски, связанные с изначальным инвестором (не фондом).
Инвестор явно дал понять, что деньги для него являются приоритетной целью проекта. Не смотря на то, что инвестор родом из неблагополучной семьи, он принимает решение «забить» на проект. Не важно, что де-юре он не забил на проект. Де-факто ему уже наплевать на судьбу, иначе он бы не скинул все на менеджера. Вывод номер один: проект должен приносить деньги. То есть работать.

Также у инвестора есть проблемы в другой стране.

Эти проблемы могут:

  • решиться

  • никуда не деться

  • усугубиться.



Если проблемы решатся успешно, инвестор вернется в активное взаимодействие и подпитает проект деньгами. А в другом случае не подпитает. И подмоги ждать не придётся. Ни финансовой, ни управляющей.

Правило: инвестор должен быть заинтересован в проекте больше, чем управляющие и менеджеры вместе взятые. Такой инвестор может служить помощью в преодолении бюрократических и государственных стен, поскольку зачастую обладает необходимыми связями и рычагами в большей степени, нежели самый талантливый менеджер.

В ситуации с изначальным инвестором мы видим, что судьба проекта его мало интересует. А значит проект под ударом не только сейчас, но и в дальнейшем. Ведь нет никаких гарантий, что через полгода в Латинской Америке вновь не начнутся какие-либо колебания на шоколадной фабрике.

Риски, связанные с Андреем.
Рисков как таковых нет. Есть смутное прошлое гражданина и личная связь с менеджером через третье лицо. Андрея можно понять. Криминальному элементу не так просто получить долю в совете директоров крупного строительного холдинга. Участие в доле может стоить куда больше этих 24 млн, которые он предлагает. Также из слов, поведения и психотипа Андрея можно сделать вывод, что участие в проекте в качестве инвестора больше необходимо ему, чем самому менеджеру. Андрей приехал сам, а не пригласил к себе, что редкость для таких людей. Андрей сказал «ничего за отказ не будет», а значит отказ от предложения ему будет неприятен. Андрей торопит со сроками — это известный прием, заключающийся в том, чтобы не дать разглядеть альтернатив. Андрей боится, что менеджер найдет другие решения, поэтому говорит о своей серьезности и не дает долго думать.

С одной стороны это неприятно выглядит, но с другой стороны мы можем оценить в Андрее способность ставить сроки, добиваться результатов и заинтересованность в проекте еще на предварительном моменте. Можно сделать несложный вывод о том, что Андрей-таки пробьет дорогу проекту, если будут какие-то препоны.

Рассматривать Андрея как источник проблем с криминалом нет смысла. Андрей не дурак и дает деньги не физлицу, а организации, где менджер всего лишь наемный работник, который сменится управляющим спустя 10 месяцев. Никаких личных проблем менеджеру не грозит. Судьба проекта спустя 10 месяцев будет зависеть не от него.

Комментарий 2 из 2

Иные риски и рассуждения о высоком.
А рассуждений о высоком здесь нет и быть не может. На самом деле удачных схем при получении инвестирования от Андрея очень много. Расммотрим лишь некоторые из них.

Проект получает деньги в размере 24 млн. Сказано, что их полностью хватит. Значит, проект год просуществует точно. Также сказано, что клиентура уже есть. Значит выбран удачный регион для открытия первой школы — есть богатые родители и талантливые дети. Значит проект наберет свой имидж и обороты. Вряд ли он окупится, конечно, за один год, но оборот появится.

Западный инвестфонд отбросит все свои сомнения. Западникам интересно, чтобы детишки получали бесплатные места. Фонд сможет это увидеть на примере уже действующего «в полоборота» проекта и, как скзаано в условии: докинет 42 ляма спустя год.

В следующем году можно действовать по ситуации:

  • можно взять деньги у западного фонда и отдать 24 млн Андрею (в задаче не сказано, просит ли он их, но можно и отдать);

  • если проект не вышел на самоокупаемость, то исходя из приведенных цифр, западных денег должно хватить еще минимум на 2 года существования проекта;

  • проект будет работать на всю мощность, возможна смена приоритетов у первичного инвестора и его мощная поддержка, тогда западный фонд вообще отпадает.


И напоследок: о наркотиках в школе. Первое, что напрашивается в голову при оценке рисков, что Андрей будет использовать открывающуюся сеть школ как рынок сбыта наркоты.

Здесь необходимо сформулировать три тезиса:

  • в задачи менеджера не входит противодействие потенциальным преступным действиям еще не завершенного проекта;

  • ничто не мешает Андрею при желании распространять наркоту в этой сети школ и без участия в проекте;

  • скорее всего сеть будет, наоборот, лишена наркоты — Андрею ни к чему подставляться перед входом в совет директоров, а конкурентов на своей теорриторри он не потерпит.

Ответ А. Однозначно, брать деньги у Андрея.

Вариант А - деньги не пахнут. Это бизнес.

B. Не правильно брать деньги у данного человека, есть вариант что он изменит свое решение. Лучше в начале сжать проект. Затем развернуть.

  • 1