psilonsk (psilonsk) wrote,
psilonsk
psilonsk

Categories:

Эми Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы»



Сегодня в нашем рецензионном прицеле необычная мишень - книга Эмили Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы». Она не совсем про менеджмент, хотя, если вдуматься, она как раз и есть квинтэссенция менеджмента - ведь это книга о воспитании детей.

Но сначала о названии. По-английски оно звучит как Battle Hymn of the Tiger Mother, и "гимн" тут не пришей кобыле хвост. Правильнее было сказать "Боевая песня (песнь?) матери-тигрицы", но переводчикам традиционно плевать на такие мелочи.

Это книга о китайском пути воспитания. Пути к выбранной цели. Пути, на котором нет места слезам, жалости к себе и ребенку, а есть только цель и работа, работа, работа.
Эми Чуа, профессор Йельской юридической школы (это очень круто), дочь китайских эмигрантов, рассказывает о том, как воспитывала своих дочерей - Софию и Лулу.

Многие недоумевают, как китайским родителям удается воспитывать таких хрестоматийно успешных детей. Им интересно, что такого особенного делают китайцы, что у них рождается столько математических гениев и музыкальных вундеркиндов, на что похожа жизнь в такой семье и можно ли перенять китайский опыт. Что ж, я могу поделиться информацией, поскольку знаю, каково это. Вот список вещей, которые моим дочерям Софии и Луизе запрещено было делать:
• ночевать у друзей;
• ходить на детские праздники;
• участвовать в школьных постановках;
• жаловаться на то, что им нельзя участвовать в школьных постановках;
• смотреть телевизор или играть в компьютерные игры;
• выбирать внеклассные занятия по своему усмотрению;
• получать любую оценку, кроме пятерки;
• не быть отличницами по всем предметам, кроме физкультуры и драмы;
• играть на любом другом инструменте, кроме фортепиано и скрипки;
• не играть на фортепиано и скрипке.


Вся жизнь дочек Эми была расписана по минутам, и почти вся она была посвящена музыке - Эми решила воспитать из девочек музыкантов мирового уровня (и это помимо занятий китайским и отличной учебы). "Вы хотите заниматься музыкой шесть часов в день или пять?", - спрашивала Эми.

Сложно даже вообразить более проектный подход - многим менеджерам стоило бы поучиться такой четкой постановке цели и такому непреклонному движению к ней. Семья (муж Эми, Джед, тоже профессор Йеля) немало путешествовала, но многочасовые занятия продолжались ежедневно:
Дома у девочек ни дня не проходило без репетиций, даже в дни рождения и когда они болели (адвил) или только что побывали у стоматолога (тайленол-3 с кодеином). И я не понимала, почему мы должны пропускать уроки во время путешествий. Даже мои родители не одобряли меня. “Это безумие, — говорили они, качая головами, — дай девчонкам порадоваться каникулам. Несколько дней без музыки им не помешают”. Но серьёзные музыканты так не поступают. Со слов учителя Лулу мистера Шугарта, “пропустив день занятий, ты начинаешь играть хуже”. Также я указывала девочкам: “Вы знаете, что будут делать Кимы, пока мы в отпуске? Репетировать Кимы не ездят в отпуск. Так хотим ли мы, чтобы они нас опередили?”

В случае Лулу с логистикой все было просто. Скрипка отлично помещалась на верхнюю полку самолёта. С Софией было гораздо сложнее. Если мы отправлялись куда-нибудь в Штатах, несколько междугородних звонков, обычно решали проблему. Оказалось, что во многих американских отелях есть рояли. Один обычно стоит в лобби, а два других — в бальном зале и совещательной комнате. Мне нужно было всего лишь заранее созвониться с консьержем и забронировать большой зал в чикагском Marriott с шести до восьми утра или The Wentworth Room в отеле Langham в Пасадене с десяти вечера до полуночи. Иногда случались забавные истории. На Мауи консьерж отеля Grand Wailea усадил Софию перед синтезатором в баре Volcano. Но синтезатор был на две октавы короче, чем требовалось для “Полонеза” Шопена. К тому же тогда там проходили занятия для дайверов, и в конечном итоге София занималась в подвале, где реставрировали кабинетный рояль.

Гораздо труднее было найти для Софии инструмент за границей, и для этого часто требовалась изобретательность. Сложнее всего дела обстояли, как это ни удивительно, в Лондоне. Мы провели там четыре дня, поскольку Джеда должны были наградить за его книгу “Интерпретация убийства” — исторический триллер о единственном визите Зигмунда Фрейда в США в 1909 году. Книжка Джеда какое-то время была бестселлером в Британии, мужа там считали знаменитостью. Но это не помогло моей борьбе на музыкальном фронте. Когда я спросила портье нашего бутик-отеля Chelsea (любезность со стороны издателя Джеда), можно ли нам позаниматься на их фортепиано в библиотеке, она посмотрела на меня с ужасом, как будто я предложила превратить гостиницу в лагерь лаосских беженцев: “В библиотеке? О, боже мой, нет. Боюсь, что нет”.

Позже в тот же день горничная, видимо, донесла, что Лулу в нашем номере играла на скрипке, и нас попросили прекратить занятия. К счастью, через интернет я нашла в Лондоне место, где можно было арендовать рояль за небольшую почасовую оплату. Каждый день, пока Джед давал интервью на телевидении и радио, мы с девочками выходили из отеля, садились в автобус и ехали в тот магазин, зажатый между двумя фалафельными и напоминавший похоронное бюро. Через полтора часа мы возвращались в гостиницу.


Еще характерная иллюстрация:
[...] девочки были ещё довольно маленькими — может быть, в возрасте семи и четырёх лет. Был мой день рождения, и мы праздновали его в довольно посредственном итальянском ресторане, поскольку Джед забыл зарезервировать столик в более приятном месте.

Видимо, чувствуя свою вину, Джед бодрился. “О’ке-е-ей! Это будет отли-и-ичный ужин в честь мамы. Верно, девочки? И у каждой из вас есть маленький подарок для мамочки. Правда же?”

Я вымачивала чёрствую фокаччу в блюдце с оливковым маслом, которое принёс официант. По настоянию Джеда Лулу протянула мне “сюрприз”, оказавшийся открыткой. Точнее, это был кусок бумаги, криво сложенный пополам и с большим смайликом на “обложке”. “С днём рождения, мамочка! С любовью, Лулу” — было нацарапано карандашом внутри над ещё одним смайликом. Чтобы сделать эту открытку, Лулу потребовалось не больше десяти секунд. И я знала, как отреагировал бы Джед. Он сказал бы: “О, как здорово! Спасибо, золотце” — и запечатлел бы поцелуй на лбу Лулу. Затем он, вероятно, сказал бы, что не очень голоден и закажет себе только тарелку супа, а на второе — хлеб и воду, но что все мы можем брать себе столько еды, сколько, черт возьми, нам хочется.

Я вернула открытку Лулу. “Я не хочу это, — сказала я. — Я хочу открытку получше. Ту, в которую ты вложила кое-какие мысли и усилия. У меня есть специальная шкатулка, где я храню все открытки от тебя и Софии, и конкретно этой там не место”.

— Что? — спросила Лулу, не веря собственным ушам.

Я заметила, как на лбу у Джеда появились капельки пота.

Я снова схватила открытку и перевернула её. Из сумки я достала ручку и нацарапала на обороте: “С днём рождения, Лулу! Ура!”, добавив к этому большой кислый смайлик. “Тебе понравится, если я подарю тебе такое на твой день рождения, Лулу? Но я никогда бы так не сделала. Нет, я привожу к тебе фокусников и строю гигантские горки, что обходится мне довольно дорого. Я покупаю тебе здоровенные торты из мороженого в форме пингвинов и трачу половину своей зарплаты на дурацкие наклейки и всякие гирлянды, которые потом остаётся только выбросить. Я расходую столько сил, чтобы у тебя были хорошие дни рождения! И я заслуживаю лучшего, чем эта открытка. Так что она мне не нужна”. Я отбросила открытку.

— Ты извинишь меня на секунду? — тихим голосом спросила София. — Мне нужно кое-что сделать.

— Дай-ка мне посмотреть, София. Передай это сюда.

С глазами, полными ужаса, София вытащиласвою открытку. Она была больше, чем у Лулу, сделана из красной бумаги для аппликаций, но, несмотря на большую выразительность, такая же пустая. Она нарисовала несколько цветочков и подписала: “Поздравляю с днём рождения лучшую маму на свете! Ты мамочка №1!”

— Как мило, София, — сказала я с прохладцей. — Но этого все равно недостаточно. Когда я была в твоём возрасте, я писала стихи ко дню рождения своей мамы. Я вставала пораньше, убиралась в доме и готовила ей завтрак. Я старалась придумать что-нибудь интересное и вырезала для неё купоны на бесплатную мойку машины.

— Я хотела сделать что-нибудь получше, но ты настояла, чтобы я репетировала, — с негодованием запротестовала София.

— Тебе нужно было пораньше встать, — отрезала я.

Позже, тем же вечером, я получила две замечательные поздравительные открытки, которые люблю и храню по сей день.


В общем, по западным меркам, детство девочек - не сахар. Но Эми воспитала в них железную волю, умение достигать запланированного и не сдаваться. Критики предрекали, что девочки вырастут зажатыми психопатками, но этого не произошло, хотя Лулу и не стала великой скрипачкой. )

Семейство автора книги:


Мне часто задают вопрос: “Но, Эми, для кого ты все это делаешь — для своих дочерей?” — и за этим всегда стоит весомое: “Или для себя?” Я считаю это очень “западным” вопросом (потому что согласно китайскому мышлению ребёнок — это твоё продолжение). Но это не значит, что он не имеет значения.

Мой ответ, и я в нем уверена: все, что я делаю, я на сто процентов делаю для дочерей. В качестве главного доказательства могу сказать, что многое из того, чем я занимаюсь с Софией и Лулу, делает меня несчастной, утомляет и вообще мне неинтересно. Не так-то просто заставить ваших детей работать, когда они этого не хотят; тратить изнурительные часы — в то время как ваша собственная молодость ускользает — на попытки убедить детей, что они смогут чего-то добиться, когда они (и даже, возможно, вы сами) боятся, что у них не получится.




Итак, китайский путь воспитания - это борьба с ребенком (в случае с Лулу автор проиграла). Дети ленивы, дети не любят работать, это нормально. Дети любят играть и развлекаться. Китайский путь воспитания этого не приемлет - дело на первом месте. Хотя не стоит считать его методом непрерывного контроля, скорее, это задание образовательного вектора, жесткая поддержка его направления и приучение ребенка к ответственности и труду.

Стоит ли так муштровать детей? Это самый нелепый вопрос, который можно задать после прочтения этой книги. Не так важно, что вы думаете по этому поводу, одобряете ли вы или нет такой подход к воспитанию. Правда в том, что у вас не получится так работать с детьми. Это не укор, это констатация факта - большинство людей просто не способны выдержать такой темп. Ежедневные многочасовые тренировки и занятия - удел только самых сильных и целеустремленных, в азиатской среде крайне высокая конкуренция, поэтому те же китайцы умеют заставить и себя, и других работать круглосуточно. Так что нашим детям такая муштра не грозит. Может, оно и к лучшему. ))

Резюмирую: очень интересная книга (спасибо огромное book4you за рекомендацию) о жестком китайском методе воспитания вундеркиндов. Написано с юмором. ) Рекомендую прочесть всем.


Tags: Боевой гимн, Эми Чуа, воспитание, давление, дети, книги, образование, развитие, рекомендую, стресс, управление проектами
Subscribe
promo psilonsk february 12, 2015 18:07 17
Buy for 100 tokens
Ранее в сериале: История первая: договор Ариадны История вторая: лыжи, смоктульки и чаевые История третья: мертвец и розетка ​*** — Послушай, Леша, послушай меня, милый мой друг. Ты же менеджер проектов, так? Ты же не дебил, правильно? Я тебе на пальцах объясняю, а ты понять не можешь.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →