psilonsk (psilonsk) wrote,
psilonsk
psilonsk

Categories:

Феликс Чуев «Сто сорок бесед с Молотовым»



Книга Феликса Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым» основана на многочисленных интервью, которые автор проводил с Молотовым с 1971 по 1985 год.
Ну кто такой Молотов? Человек, подпись которого на приговорах репрессированных всегда стояла второй, после подписи Сталина, и нередко с припиской о замене ссылки на расстрел. Блестящий дипломат, хитрый тактик, отличный психолог. Фанатик, и в девяносто с лишним лет ни на йоту не отступивший от своих убеждений, ни секунды не сожалевший ни об одном из своих решений, в том числе и связанных с репрессиями. Человек, фактически отказавшийся от себя и своей семьи ради достижения выбранной утопической цели. Великолепный политик, человек колоссального управленческого масштаба и небывалой работоспособности. В общем, редкий случай даже в нашей богатой на яркие личности истории.      

Сразу дадим слово Уинстону Черчиллю:

Человек, которого Сталин тогда выдвинул на трибуну советской внешней политики, заслуживает описания, которым в то время не располагали английское и французское правительства. Вячеслав Михайлович Молотов – человек выдающихся способностей и хладнокровно беспощадный. Он благополучно пережил все страшные случайности и испытания, которым все большевистские вожди подвергались в годы торжества революции. Он жил и процветал в обществе, где постоянно меняющиеся интересы сопровождались постоянной угрозой личной ликвидации. Его черные усы и проницательные глаза, плоское лицо, словесная ловкость, невозмутимость хорошо отражали его достоинство и искусство. Он стоял выше всех среди людей, пригодных быть агентами и орудием политики такой машины, действия которой невозможно было предсказать… Я встречался с ним только на равной ноге, в переговорах, где порой мелькала тень юмора, или на банкетах, где он любезно предлагал многочисленные, формальные и бессодержательные тосты. Я никогда не видал человеческого существа, которое больше бы подходило под современное представление об автомате. И все же при этом он был, очевидно, разумным и тщательно отшлифованным дипломатом. Как он относился к людям, стоящим ниже его, сказать не могу. То, как он вел себя по отношению к японскому послу в течение тех лет, когда в результате Тегеранской конференции Сталин обещал атаковать Японию после разгрома германской армии, можно представить себе по записям их бесед. Одно за другим щекотливые, зондирующие и затруднительные свидания проходили с полным хладнокровием, с непроницаемой скрытностью и вежливой официальной корректностью. Завеса не приоткрывалась ни на мгновение. Ни разу не было ни одной ненужной резкой ноты. Его улыбка, дышавшая сибирским холодом, его тщательно взвешенные и часто мудрые слова делали из него идеального выразителя советской политики в мировой ситуации, грозившей смертельной опасностью. Переписка с ним по спорным вопросам всегда была бесполезной…

Книга, разумеется, не только и не столько о Молотове, сколько о той кровавой и жесткой эпохе, сыном которой он был. Беседы охватывают практически все этапы становления советского государства, и чрезвычайно интересно следить за этим процессом. Молотов говорит обо всех аспектах своей работы, и эти рассказы сильно напоминают истории из жизни какой-нибудь крупной компании - бесконечные совещания, работа круглые сутки без отдыха, принятие решений, сложные переговоры, интриги, ненавидящие друг друга топ-менеджеры, вступающие в альянсы ради выполнения проекта и предающие друг друга ради лишнего кусочка власти. Чем не современная корпорация?

Ленин страшно не любил, [...] когда во время заседания разговаривают. Человек напряжен, нервничает, хотя сам он успевал переводами заниматься с английским словарем, пока прения идут. Да, да. А Троцкий, например, читал какую-нибудь книгу во время заседания Политбюро. Но, когда во время заседания шушукались, Ленин очень не любил. Не признавал совершенно курения. Сам не курил. Шепот, разговоры всякие его страшно раздражали. Это можно вполне понять. Фотиева пишет в своих воспоминаниях: на одном из заседаний Совнаркома я, как всегда, ведала протоколами заседания, подписывала постановления, ко мне подошел один из участников совещания и стал что-то спрашивать, а Ленин мне записку: «Я вас выгоню, если вы будете продолжать разговоры во время заседания». Выгоню! – ни больше, ни меньше, такой резкий тон. Конечно, раздражение.

Фотиева была техническим секретарем в последние годы Ленина. Она записывала протокол и сидела недалеко от Ленина, чтоб в случае необходимости дать посмотреть Ленину. К ней подходили наркомы, заглядывали в протокол, шушукались. Ленин обычно посылал такие записочки на маленьких кусочках бумаги – то члену Политбюро, то наркому, то пришедшему; ставил вопрос и тут же требовал: отвечайте запиской! Но, в общем-то, он, конечно, очень умел держаться. Не пользовался положением. Грубости никакие не оправдываются. Нельзя это превращать в особый вопрос, но и оправдывать нельзя. Попал наверх – должен держать себя как положено. Терпи, иначе ты не руководитель, если не можешь терпеть. Это элементарная обязанность. А для подчиненного, если его будут колотить, не жизнь, а каторга. Ему и так трудно, да еще сверху…

Любопытно мнение Молотова о подготовке руководителей, в частности, дипломатов, и о том, какие качества у них следует развивать:

– Но дипломатов, видимо, надо все-таки готовить специально, не просто – из партийных работников?
– Я вот никогда не готовился специально. У меня опыт партийной работы. И опыт полемики партийной. Мне приходилось много раз выступать на больших партийных собраниях против троцкистов, против правых, в обстановке, когда в полдень говорят, а в полседьмого надо выступать. По записке не будешь читать. Тебе не перепишут, не отредактируют. Этот опыт имеет значение и для дипломатов, потому что имеешь дело с такими серьезными противниками, политически очень грамотными – троцкистами, правыми. Это квалифицирует, поднимает, так сказать.
– В современных условиях партийные работники такого опыта не имеют.
– Не имеют, да. А им все хотелось бы, насколько производство выросло, насколько у колхозников производительность труда, это тоже все важно, интересно, но это не в полемике, не в драке с какими-то другими течениями противоположного характера.

Резюмирую: весьма интересная книжка, полезно прочесть всем управленцам, да и не только им.


Tags: Молотов, Сталин, Чуев, жесткий менеджмент, книги, коммуникации, люди, менеджмент, начальство, управление проектами
Subscribe
promo psilonsk february 12, 2015 18:07 17
Buy for 100 tokens
Ранее в сериале: История первая: договор Ариадны История вторая: лыжи, смоктульки и чаевые История третья: мертвец и розетка ​*** — Послушай, Леша, послушай меня, милый мой друг. Ты же менеджер проектов, так? Ты же не дебил, правильно? Я тебе на пальцах объясняю, а ты понять не можешь.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments