psilonsk (psilonsk) wrote,
psilonsk
psilonsk

Category:

Менеджмент в театре: огурец Розовского



История от Марка Розовского в точности повторяет одну из историй про менеджера проектов Лешу Шрудкина - "Договор Ариадны". ))

Бюрократия бессмертна, а Искусство вечно. Кто кого?
Вопрос на засыпку.

Театру «У Никитских ворот» для нового спектакля понадобился огурец. Я вызвал реквизитора Галю и сказал:

— Купи.
— Не могу, — сказала Галя. — Это «исходящий реквизит». Мне бухгалтерия должна по моему письменному заявлению выдать деньги, и только потом я куплю.

Я вызвал бухгалтера Марину Николаевну и попросил оформить деньги на покупку огурца.

— Вам нужен один огурец или огурец на каждый спектакль? — спросила Марина Николаевна.
— Этот огурец актер Голубцов должен съесть на сцене.
— Вживую?
— Вживую живой огурец.
— Сколько раз?
— Столько, сколько будет спектаклей.
— А сколько будет спектаклей?
— Не знаю. Сто. Двести. Триста. Зависит от успеха у публики.
— Огурец — скоропортящийся продукт, — сказала с тонкой иронией Марина Николаевна. — Если мы купим сто живых огурцов, они сгниют, и мы по ним не отчитаемся.
— Покупайте по одному на каждый спектакль, — сказал я.
— Хорошо. Но вы знаете, что недавно вышел 44-й федеральный закон и мы всё теперь должны делать по нему? — Марина Николаевна сузила глаза.
— Делайте, — легкомысленно сказал я. — Конечно, по закону. Только по закону. Каждый огурец по 44-му ФЗ.

До премьеры оставался месяц. Артист Голубцов все это время на репетициях талантливо «ел» искусственный декоративный огурец. При этом «обозначал», как будто ест настоящий, и изрядно плевался воображаемыми семечками.

— Где «живой» огурец?! — закричал я за 10 дней до премьеры.
— Покупаем, — был ответ.
— Почему так долго? Денег, что ли, в театре нет?!
— Деньги, Марк Григорьевич, в театре есть. Но это не те деньги.

Это был намек на то, что, хоть наш театр аншлаговый, мы не можем войти вот просто так в кассу и взять ЗАРАБОТАННЫЕ НАМИ (и никем другим!) деньги на нужды театра. Ведь наш театр — государственный, и мы всякий раз должны просить наши деньги у нашего же государства. А тут еще этот новый, 44-й закон подоспел…

Я вызвал к себе юриста. Он пришел, молодой, умный, всезнающий…

— Для приобретения реквизита к спектаклю театру необходимо… — начал он.
— Стоп. Реквизит мы уже подобрали. Мне нужен всего лишь огурец…
— Огурец — это реквизит. Он должен быть в плане-графике всего реквизита, который вам, как режиссеру, должен подать на утверждение помреж по заявке реквизитора. Есть у вас такой график? Вы его подписали?
— Я ничего не подписывал. Я устно сказал…
— Устно нельзя. Только письменно. Список! Большой! С вашей личной подписью! Только в этом случае у вас будет огурец. Но не сразу.
— А когда? Когда?! У меня премьера на носу.
— Все по порядку, — сказал юрист. — По 44-му ФЗ для приобретения огурца к спектаклю театру необходимо не позднее, чем за 5 дней до такого приобретения, опубликовать в Единой информационной системе извещение о закупке. После этого театру необходимо направить запросы о представлении информации о сегодняшних ценах на огурцы не менее пяти поставщикам, обладающим опытом поставок соответствующих товаров, информация о которых имеется в свободном доступе. Далее следует осуществить поиск информации о ценах в реестре контрактов в Единой информационной системе. Ищите огурец поменьше. То есть подешевле. Это не совет, а условие рынка.

Я нахмурился, пытаясь понять, что он говорит. Но я и в дурном сне не мог предположить, что это только начало.

— Кроме того, вашей бухгалтерии и дирекции целесообразно осуществить сбор и анализ иной общедоступной ценовой информации об огурцах, в том числе содержащейся в публичных офертах, данных о котировках на российских биржах и иностранных биржах, а также о котировках на электронных площадках.

Я онемел. Слова «биржа», «котировка» на меня вообще действуют гипнотически, но, когда я услышал впервые в жизни про «оферты», волшебное благозвучие этой немыслимой красоты заставило меня раскрыть рот и потерять дар речи. Между тем наш юрист продолжал, держа на лице абсолютно холодную профессиональную мину:

— После сбора данных театру надлежит привести полученные данные об огуречных ценах в соответствие текущим рыночным ценам на данный овощ с использованием ежемесячных индексов потребительских цен и скорректировать цену данного товара в зависимости от способа осуществления закупки, явившейся источником о его цене.
— Кого? — спросил я, подражая чеховскому герою из «Вишневого сада».
— Огурца, кого ж еще?! — садистски усмехнулся юрист, но едва заметно, только уголками губ. — Далее необходимо рассчитать среднее квадратичное отклонение и коэффициент вариации цен на огурцы. В случае если коэффициент вариации превысит значение 33%, театру следует продолжить сбор данных об огурцах до тех пор, пока не удастся собрать однородные ценовые данные. Когда значение коэффициента вариации снизится до уровня, не превышающего 33%, театр по соответствующей формуле может рассчитать начальную (максимальную) цену контракта. Расчет должен быть впоследствии включен в состав контракта.
— А нельзя ли… — по-рабски испросил я. — Нельзя ли просто купить в киоске огурец, и всё?
— Без контракта нельзя. И без тендеров сегодня тоже ничего нельзя.
— Но ведь получается, что и с тендерами ничего нельзя! — попробовал я что-то такое противопоставить нынешней бюрократии, но юрист тотчас оборвал мои протесты:
— Марк Григорьевич, я вам только объясняю во всех подробностях действие 44-го ЭфЗэ. Могу говорить дальше?
— Говорите. Пока я не сошел с ума.
— Рассчитав значение начальной (максимальной) цены договора на огурец, театр должен ознакомиться с опубликованными на сайте Единой автоматизированной системы торгов города Москвы ЕАИСТ публичными офертами. Если условия опубликованных публичных оферт не отвечают пожеланиям театра или таких предложений нет, театру следует обратиться к известному ему потенциальному поставщику с просьбой получить цифровую подпись, зарегистрироваться в ЕАИСТ…

Тут я стал смеяться нервным идиотским смехом. Коротко, минут 40 это продолжалось, пока у меня не началась икота, диалектично переходящая в рвоту. После чего невозмутимый юрист продолжил:

— Зарегистрироваться, повторяю, в ЕАИСТ и далее опубликовать в ЕАИСТ предназначенную для театра оферту, но — без упоминания в ней театра в качестве покупателя огурца — и сообщить номер оферты театру.

Скажу честно, я мало что понимал в этом потоке фантастических слов, но то, что очаровательное слово «оферта» оказалось женского рода, мне почему-то понравилось. А «ЕАИСТ» я с самого начала возненавидел!..

— Узнав номер оферты, — между тем добивал меня юрист, — театр вносит в нее свои данные и направляет поставщику для подписания. Поставщик огурца подписывает предложенный текст и отправляет обратно театру. После подписания проекта контракта театром контракт на поставку огурца будет заключен.
— Все? — спросил я с надеждой на хеппи-энд.
— Нет, не все, — сказал знающий 44-й федеральный закон юрист. — Помимо вышеизложенного театру необходимо обосновать в документально оформленном отчете невозможность или нецелесообразность использования иных способов определения поставщика (аукциона, конкурса), а также цену контракта и иные существенные условия контракта. Вот теперь все.

Некоторые подумают, что это все выдумка. Нет, именно так сегодня работает любой государственный театр, а их в стране, говорят, более 700.

…Премьера состоялась. Артист Голубцов ел на сцене настоящий «живой» огурец. Как он был куплен — секрет фирмы под названием «Театр «У Никитских ворот». Все по закону. Только по закону. По 44-му.

На следующий день ко мне в кабинет вошла реквизитор Галя.

— Марк Григорьевич, для нашего спектакля мы должны купить ручку с колпачком. Артист Сарайкин потерял колпачок.
— Позовите бухгалтера, — сказал я, побледнев как смерть.
— Марина Николаевна в предынфарктном состоянии. Ее месяц не будет на работе.

Тяжко. Ведь Театр «У Никитских ворот» уже больше 30 лет работает каждый день. Но ТАКОГО у нас еще не было!

Источник.


Tags: Розовский, Шрудкин, бюрократия, грустно, забавно, истории, менеджмент в театре, реальность, управление проектами
Subscribe
promo psilonsk february 12, 2015 18:07 17
Buy for 100 tokens
Ранее в сериале: История первая: договор Ариадны История вторая: лыжи, смоктульки и чаевые История третья: мертвец и розетка ​*** — Послушай, Леша, послушай меня, милый мой друг. Ты же менеджер проектов, так? Ты же не дебил, правильно? Я тебе на пальцах объясняю, а ты понять не можешь.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments